...  хорошо забытое старое
 
 
РЕТРОГРАДЪ
 
При поддержке Комиссии исторических автомобилей ФАУ
 
 
Номер 1474 со дня выхода
  •  года  •  Цена 3 коп.

Мотоцикл на вечную стоянку

В музее Михаила Прудникова "Машины времени" в городе Днепропетровск, при закладке фундамента, был найден мотоцикл ИЖ-49 производства город Ижевск 50-х годов прошлого века.
Как попала туда ценный предмет времен развивающегося социализма доподлинно не известно. 

Предлагаем рассказ, как была сделана находка, а что с ней стало, и как она погрузилась в новую жизнь можно увидеть в разделе ФОТО нашего сайта.

Ощущение наживы. С легкими редакционными правками издателя. Ссылка на оригинал текста.

Когда в будущем музее проходила закладка фундамента второго этажа (ред:откуда у второга этажа фундамент?), мне позвонил тогдашний прораб Виталик. Надо сказать, что звонит он редко и только по нескольким причинам — финансовые вопросы или плохое самочувствие на утро после аванса, поэтому его звонок заставил меня встрепенуться.

«—У нас здесь такое! Дырка, обвал, пещера внутри здания, но я туда не полезу!».

После такого сообщения я велел прорабу обозначить провал вешками и продолжать работать в своем направлении (Виталик называл себя «кафельщиком»). (Ред:Кафель (от нем. Kachel) — это, как правило, прямоугольные пластины из обожжённой глины. Кафель часто используется для облицовки стен и пола, и может представлять собой как простые квадратные плитки, так и сложную мозаику.)Такое новое обстоятельство застало меня врасплох. В голове вертелись разные мысли: промоина, клад, подземная река, склад вооружения?.. Проконсультировавшись с нужными людьми, принял решение проявить выдержку и не начинать раскопки.

Все потому, что в зале, где возник обвал, совсем скоро должен состояться праздничный ужин для участников выставки «D.A.R.S.-2013» (Ред: редакция АРС РЕТРОГРАДЪ как раз была на этом мероприятии..), и рыть яму в четыре КАМАЗа (как я узнал позже), не входило в мои планы. Но обследовать и заглянуть туда очень хотелось, поэтому, вооружившись фонарем и пожарным рукавом, я отправился в будущий музей.

Обстановка внутри помещения была спокойная, все занимались своими делами, только Виталик «колотил понты» и делал круглые глаза. Такое поведение прораба мне понятно, он создавал свою значимость на объекте. Увидев меня, он еще раз «крякнул»:
«— Я туда не полезу, тут может быть обвал…»

Я прервал его на полуфразе и, «послал» класть кафель (Ред:см.выше)), оставшись наедине с провалом. Скорее всего, это был старый подвал, о котором забыли, когда рушили дом в 70-ых годах. Еще при прокладке траншеи водопровода, кроме кочерги и остатка плиты, нам попались старые кирпичи с буквами МШ (кирпичный завод Михаила Шерстемана). Расшифровать эти буквы помог Маменко Павел Павлович — хранитель лучших царских кирпичей в Украине (Ред: просим разрешить передать в дар кирпичи Барон Бергенгейм, Харьков). Кирпичи с такими буквами обнаружились в провале. Так какой же это дом —царский или советский? От этого зависит, какие нас ждут находки. Внутри обвалившейся ямы был виден прямоугольный провал 2х4 метра (или больше) и кирпичная стена. Постучав по стене палкой, я определил ее направление, а чтобы понять глубину, всунул арматуру вниз — она «ушла» на 1,5 метра без сопротивления. Для игры фантазии этого было достаточно, но расширять яму нельзя, ведь через 5 дней открытие выставки «D.A.R.S.-2013» и праздничный ужин, да и фундамент второго этажа по плану заливать надо. Заливать бетон — значит ограничить доступ к этому провалу (т.е., временная консервация). Такое положение дел меня устраивало, поэтому утром следующего дня бетоновоз с грохотом вылил в яму 1м³ бетона. Прямо саркофаг какой-то!

Мое терпение лопнуло где-то через 2 недели. После удачно проведенного праздничного ужина (Ред: кому как :-) ), решил снова заняться раскопками или, правильней сказать, укреплением фундамента, который реально висел в воздухе. Разметив периметр мелом (забегая наперед, скажу, что эта разметка практически обозначила границы будущей комнаты), начали с алмазной резки, далее бетонолом и вот перед нами яма 2х6 метров осевшего грунта. Но, о ее глубине мы еще ничего не знали...
Подключив на разбор завала проверенных людей (племянник-студент и его друг) (Ред: не далко?), приступили к работе. Надо сказать, что каждый день приносил незабываемый детский азарт и сумасшедшее желание работать и работать, разгребать, искать и найти… Три дня поисков прошли безрезультатно. Мы углубились на 2,5 метра, но арматура продолжала свободно “уходить» еще на 1,5 м вниз. Этот факт заставил обратиться к специалистам и местным жителям, соседям и Павлу Павловичу (эксперту по кирпичам). Резюме Павла Павловича относительно найденных в яме кирпичей нас немного расстроило: «— Кирпич советский вперемешку с царским, значит подвал 50-х годов». А мы-то нацелились на золото 3-го Рейха или хотя бы на временной портал...

Презентовав Павлу Павловичу пару интересных кирпичей, я решил заглянуть в гости к соседям по улице. Хорошо, что мы предварительно познакомились. Г-н Забуга в этот день работал во дворе.

Я начал диалог издалека: «— Какой красивый у Вас дом...»

И попал в десятку! В яблочко! Сосед оказался правнуком главного управляющего на поселке Мандрыковка, дом его самый красивый потому, что настоящий царский. Мандрыковка раньше была отдельно от Екатеринослава за счет сложной геологии (крутой подъем). Были только тропки, а место Набережной Победы занимало одно большое озеро (или залив) – получается, что добраться до Мандрыковки можно было либо пешком по тропкам, либо на лодке через озеро. Со слов соседа я узнал, что после того, как его дед был выбран в городскую Думу, от Мандрыковки к Екатеринославу проложили первую дорогу – Крестьянский спуск. Ведь негоже депутату по тропке идти (похоже, во все времена эта тема актуальна).

На мой вопрос: «— А какие тут дома были напротив?»
он, махнув рукой, сказал: «— А, рухлядь одна, снесли их в 70-х».

Получив нужную информацию, не стал больше отвлекать соседа от работ по осенней обрезке сада. Свернув за угол, отправился в гости к одному из давних жителей ул. Мандрыковская — Ивонину Валерию Александровичу. Дом у него не депутатский, но с видом на бывшее озеро. Его рассказ окончательно вернул нас из дореволюционных поисков в родные 50-е. Я надеялся удивить соседа, показывая открывшийся подвал в будущем музее... Ошибся.

Валерий Александрович спокойно сказал: «—Ведь холодильников в 50-ых годах не было, чем глубже подвал, тем холоднее».

Иметь погреб было обычным делом, как сейчас во всех домах есть телевизор.
Но почему снесли эти дома? В то время рядом располагалось второе производство Комбайнового завода. Производственные мощности требовали расширения, а бывший директор предприятия, товарищ Покуса, был в Обкоме партии, и партия сказала «надо!». И в тот же миг частные дома Воронько и Капустяна (последний владелец нашего подвала) пошли под снос, а заодно и Кожевенная фабрика. Вот так, и ни какого романтизма! В этих домах жили обычные советские люди!

Я уже не ждал ничего интересного от раскопок, но все-таки обратился за помощью к поисковикам. В обычной своей жизни эти люди помогают находить и перезахоронять солдат, погибших во времена ВОВ. Поисковики приехали с необходимой аппаратурой (сразу видно серьезное отношение, ведь это профессия, работа и долг). Они тоже «загорелись» по-своему, в нашей яме они увидели свою историю: взрыв, пожар, окопы... Но, это только догадки. А реалии и сопутствующие раскопкам предметы подтверждали слова Павла Павловича о подвале дома 50-ых годов.
Сначала было найдено седло от велосипеда, потом бутылка с неизвестным эликсиром, далее необычный светильник (или подсвечник) в виде старой головки цилиндра мотоцикла.

Что-то мне подсказывало, что вся эта череда событий произошла неспроста, и грунт проваливался не просто так. Мы были уже 3 метра под землей и, устав копать наугад, поисковики пустили в ход миноискатель. Как же он зазвенел в крайнем правом углу! По их взглядам было понятно — что-то есть! И довольно крупное и железное. Скорость раскопок возросла в 3 раза, ведра с землей замелькали, взгляды судорожно пересекались.
Мне вспомнилась история о замурованной машине 30-ых годов в стене дома, когда радостный крик «Нашел!» приглушенно вылетел из ямы. Это был руль мотоцикла.

Мы, решив, что это запчасть, брошенная бывшим хозяином по ненадобности в подвал, начали собираться домой. Все наши мечты были рассеяны, ведь из найденных следов эпохи даже Красный уголок не оформишь.
Теперь уже серьезно нужно думать над укреплением фундамента второго этажа, нависшего над четырехметровым зевом подвала.

Один неугомонный следопыт все еще пытался вытащить руль из подвала, но почему-то у него это не получалось. Пришлось обкопать еще. Сначала появилась передняя шина, потом сидение, бак. Так это же мотоцикл в сборе! Для него время остановилось в 50-х годах, когда его вкатили в этот подвал. Так вот что за странные подсвечники в виде головки цилиндров! Мы обратились к специалисту по мотоциклам ушедшей эпохи, ретро-коллекционеру Василию Панкратову, с надеждой на то, что нашли редчайший экземпляр, станет украшением музея. Украшением станет, он в хорошем комплектном состоянии, но это серийный мотоцикл ИЖ-49, выпускавшийся в 50-х годах (ничего эксклюзивного).

По моей задумке, раз так много людей занималось разгадкой содержимого этого погреба, значит, найденный мотоцикл имеет право на свое дальнейшее существование в 21 веке. Кладка стен погреба, к сожалению, практически рассыпалась, и при всем желании ее сохранить это было невозможно. Поэтому по мотивам подвала (ровно в его размер), заложили новую кладку из Екатерининского кирпича, и, конечно, почетное место там займет не тронутое современными мастерами «тело» мотоцикла ИЖ-49 под стеклом.

Недостаточно прав для комментирования